?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Лагерь выживания (часть 1)
WithinRU
withinru

Жаркое солнце закатилось за вершины Эски-Кермен. Ущелье сокрыла тень. На палаточные тенты и маскировочные сети Международного молодежного военно-патриотического казачьего лагеря «Крым-Сич» осела роса. «Ужин готов», - доложил офицерам старший наряда по кухни.

- Взвод, ужинать ста-ановись!

- Экипаж, к приему пищи товсь!

Отрывочно и громко прозвучали команды.


Через минуту перед закоптелым котлом выстроилась очередь в камуфляже. Сотня мальчишек от 7 до 15 лет из Крыма, Украины и России. Две недели назад их, еще бледных и пугливо озирающихся по сторонам, построили по росту и на первый-второй-третий разделили на отряды: воздушный десант, морская пехота и пограничники. Из старших выбрали командиров.

Выше по званию здесь только курирующее офицеры – опытные преподаватели с многолетним стажем лепки из неказистых юнцов настоящих мужчин. Взвод ВДВ тренирует Александр Иванович Царюта, руководитель Православного центра военно-патриотической подготовки «Пересвет» в Таганроге. Погранзаставу ведет Михаил Николаевич Ладуш, возглавляющий Новомосковскую школу «Джура» (джура, - значит молодой казак). С экипажем ВМФ работает Владимир Анатольевич Архипов, генеральный есаул «Войска Запорожского» Союза казаков Украины. Он же комендант лагеря.


Спустя 14 дней к котлу подходят загорелые и ловкие ребята, уже не стесняющиеся просить добавки. Сперва десантура, за ними морпехи. Погранцы ужинают последними, - сегодня их черед дежурить по лагерю.

- Гном, ты, куда перед батьку в пекло? – рослый паренек хватает за капюшон комбеза юркого мальчугана, проснувшегося было без очереди.

- Упал-отжался, двадцатку! – реагирует командир взвода.

Гном со вздохом опускается в стойку: «Раз, два, три… - громко проговаривает вслух. – Двадцать».

- Спасибо за науку! – выкрикнув и отряхнувшись, он становится в конец очереди.

- Коню и Тигру побольше положите! – гудят заботливо голоса, когда двое карапузов подошли за своей порцией кулеша.

Гном, Конь, Тигр, Бизон, Термит, Фугас, Карлсон … - у каждого здесь свой позывной.

- Почему тебя Конем кличут? – спрашиваю у будущего первоклассника Димы из Запорожья.

- Потому что боевой, - отвечает он, серьезно нахмурив лобик.

- А ты почему Тигр?

- А я не знаааю, - улыбаясь, пожимает плечиками Димин одногодка и земляк Денис.



По уверениям командиров оба юных запорожца крепко держаться в седле, швыряют ножи, стреляют из карабина и в марш бросках не отстают от старших товарищей.

Все уселись за дощатые столы под навесом из маскировочной сети. Но никто не начинает есть. Только после того, как все встанут, перекрестятся и хором прочитают «Отче наш», только тогда дружно зазвякают ложки об миски.


Тяжело в учении

Ужин подходит к концу: кто-то дожевывает кашу, кто-то моет посуду под самодельным умывальником из пластиковой бутылки.

И вдруг: БАБАХ!!! – оглушительно и совсем рядом.

- Бух! Бух! Бух! – от резких хлопков инстинктивно вжимаешь голову в плечи. Еще два взрыва! Через пару секунд становится ясно - то рванули дымовые шашки. Под прикрытием туманной завесы едва различаешь, как, сверкая пятками, несутся через поле к лесистому склону горы трое неизвестных.

- Тревога! Тревога! Тревога! - несется со всех сторон.



Топот ног и мелькание лиц, но не испуганных и растерянных, а нахмуренных, сосредоточенных. У входа в большую армейскую палатку – оружейку - раздача муляжных АК-эмами и ППШ со сбитыми боеками. Получившие оружие, строятся на плацу – вытоптанной поляне перед лагерем.

- Группа неизвестных подорвала БМП и скрылась в направлении гор, - под грохот взрывов проясняет обстановку Александр Иванович. - Боевая задача: обнаружить и ликвидировать диверсантов. Выполнять!

Ребята срываются с места. Следом за ними «идут» на «катере» морские пехотинцы.

У каждого рода войск здесь своя «боевая машина»: сколоченная из бревен плоская фигура, силуэтом напоминающая либо катер, либо БТР, либо БМП. Ребята, ухватившись за бревна руками, бегом движут «машину» к месту «боевых действий». У ВДВшников есть еще и «вертолет» - деревянный мостик в поле, с которого они, будто с борта реальной «вертушки», сгруппировавшись, прыгают на землю, тут же занимая круговую оборону.



- 50 метров вверх, разворачиваемся фронтом влево, прочесываем местность! - Владимир Архипов руководит морпехами, уже «высадившимися на берег» и карабкающимися по дремучему косогору.

- Рассредоточились!.. Прикрываем друг друга!.. - слышны мальчишечьи голоса.

Десантники заходят с противоположного фланга.

А пограничники лишь тоскливо наблюдают за ходом операции, заняв оборону лагеря. Что поделаешь – они в наряде.

…Настигнуть диверсантов так и не удалось. Слишком шустрые оказались диверсанты. Далеко от места поисков на голой вершине скалы нарисовались три крохотных силуэта. Один присел на корточки, двое уперли руки в боки. Они с интересом наблюдают за суетой ими спровоцированной.

Курирующие офицеры командуют отбой.

Передвигаясь «двойками»: один бежит, другой прикрывает, морские пехотинцы отступают к «катеру».



- Экипаж комплект! – отзывается командир; все смотрят на Владимира Архипова. Тот громогласно вопрошает:

- За кого воюем?!

- За ВМФ!!! – хором отвечают морпехи.

- Наш девиз?!

- Выше нас только горы, круче нас только яйца!!!

- Полундра!

- Полундраааа!!! – подхватывают ребята.

- За ВДВ! Никто кроме нас! – в унисон кричат усевшиеся в «вертолет» десантники. – Урааа!!!

Через пару минут Владимир Архипов прохаживается, заложив руки за спину, перед едва отдышавшимся строем:

- Разбор тактических учений по поиску и уничтожения диверсионно-разведывательной группы условного противника будет произведен через 30 минут в столовой лагеря. Каждый командир подразделения вместе с курирующим офицером совершит доскональный разбор поведение каждого бойца: что делалось правильно, что не правильно. Виновные будут наказаны, отличившиеся поощрены. Есть вопросы?.. Нет. Равняйсь! Смирно! Вольно! Разойдись…

В это время прибегают «диверсанты»: взмыленные, но довольные. Командир разрешает им отлучиться - «смыть соль» в пруду недалеко от лагеря.




Быль

В шестом веке Византийское подданство принимает таврический город Херсонес. Окруженный с трех сторон морем и удобными бухтами, с четвертой - могучей крепостной стеной, богатый портовый град становится главным северным форпостом империи. А для языческой Восточной Европы – источником православия.

Понимая это, император Юстиниан, заботится об укреплении позиций Херсонеса. По его указу на подступах к городу возводится ряд крепостей, преграждавших путь непрошеным гостям из дикого поля. Одной из таких крепостей была «Эски-Кермен».

Первоклассное фортификационное сооружение своего времени, «Эски-Кермен» расположилась на вершине горного плато. Непреступными стенами служили отвесные скалы, в которых были вырублены просторные казармы с бойницами и амбразурами. Крутые расщелины преграждались оборонительными стенами. Господствующая высота позволяла простреливать с обычного лука даже отдаленные подступы.

Попасть в крепость можно было несколькими путями. С востока и с севера - по надежно охраняемым пешеходным тропам. И с юга - через главные ворота - по вытесанной в скале извилистой дороге.



В начале этой дороги и по сей день лежит огромная полая каменная глыба. Внутри алтарь и фресковая роспись по стенам: три всадника, один из которых пронизывающий змия копьем – Георгий Победоносец. Это высеченная в камне церковь – храм «Трех всадников», где защитники крепости брали благословение перед сражениями и походами. Кто изображен рядом со святым Георгием неизвестно. Но надпись под феской гласит:

«Иссечены и написаны святые мученики Христовы для спасения души и отпущения грехов…».

Сразу же за головными воротами находится пещерный храм - «Судилище» (7-9 век) - один из самых больших византийских храмов Северного Причерноморья.

Еще одна пещерная церковь – Успения, расположена в восточной части крепости. Название она получила по фреске с изображением Успения Божьей Матери, ныне практически уничтоженная «ценителями» старины.

В мирное время крепость «Эски-Кермен» превращалась в цветущий город. На склонах росли виноградники, местные жители занимались животноводством, гончарным и кожными ремеслами, на главной площади шумел оживленный торг.

В 8-м веке «Эски-Кермен» завладели хазары и сожгли, после очередного восстания местных жителей. Однако захватчиков вскоре прогнали, и город возродился вновь, прожив следующие 10-й и 11-й века, как благополучнейший период своей истории. В это же время в Херсонесе крестился князь Владимир.

13 век – начало конца великой империи. Она стремительно теряет свои рубежи. 1299 году город-крепость «Эски-Кермен» была разрушена монголами. Ровно через сто лет золотоордынский темник Эдигея окончательно и уже навеки сравнял с землей отстроенные укрепления. С тех пор и пошло название «Эски-Кермен», что в переводе с татарского означает «Старая Крепость».

…В окрестностях таких славных мест и приходится воевать духовным наследникам защитников «Старой крепости». И, слава Богу, – воевать понарошку.


«Зачем тебе?»

Обычное задание для взвода ВДВ: пройти плато «Эски-Кермен» как можно «тише» - так, чтобы не заметила ни одна экскурсионная группа. Само собою разумеется, собрать разведданные: сколько туристов замечено, во что они одеты, сколько из них мужчин, женщин, детей, стариков, сколько на «вооружении» фотоаппаратов и видеокамер и т.д.



- Залегли мы как-то в «зеленке» в том месте, где снимали «9-ю роту», - рассказывает «десантник» Виталий с позывным «Док», который он получил не просто так. Виталий – старшекурсник Ростовского медицинского университета, будущий травматолог.
Для него посещение лагеря, как продолжение летней практики. Мы разговариваем с ним в «штабе» - за столом между «оружейной палатой» и кухонной печкой. Не без интереса узнаю, что в 2005 году «Эски Кермен» служил декорацией для эпизодов фильма «9-я рота».

- Так вот залегли. Кустарник низкий, кругом место голое, скалистое. В двадцати метрах большая экскурсионная группа. По интонациям понятно – Москвичи. От группы отделяется женщина, идет в моем направлении. Не знаю, может какой цветик ей понравился. Только у меня вдруг рация зашуршала: «Док, я Пилюлькин, прием!». Я забыл ее выключить! Женщина останавливается как вкопанная с открытым ртом. Ее можно понять: ей экскурсовод только что про съемки «9-й роты» рассказывал, а тут радиоэфир из кустов! Постояла, посмотрела кругом, и, слава Богу, никого не заметила и решила, что послышалось. В тот день вообще туристов было много, пришлось уходить под обрыв, выполнять скольжение...

- Семилетние «бойцы», тоже «скользили»?

- Конечно. А мы, старшие, им помогали. Как любит повторять Александр Иванович: «Боевая единица – это взвод. Потеря хотя бы одного бойца превращает единицу в ноль». Поэтому взаимовыручка у нас здесь на первом месте.

- Тебе здесь много работы?

- По мелочи: ушибы, ссадины, простуды. Или вот, например, - Виталий обращает внимание: на скамейке, рядом с нами, 11-летний вдвшник бинтует порезанный палец товарища. Юный военврач - подопечный Виталия, с позывным «Пилюлькин». Он уже научился делать элементарные перевязки и дезинфицировать раны.

Далее Виталий с гордостью заявляет, что за все время вылазок в горы, не был потревожен ни один турист. Хотя это не совсем так.

- В нескольких км от лагеря погранзастава наткнулась на покинутую туристическую стоянку, - рассказывает подсевший к нам Александр Иванович Царюта недавнее происшествие. – Наши ребята пограничники каждый день прочесывают округу и собирают разведданные: где ветка сломана, где камень новый появился, где корова прошла, где осел был привязан и т.д.. А тут стоянка. В еще теплых углях были обнаружены несколько использованных шприцов.

- По возвращении в лагерь был собран педсовет, и мы решили разнообразить учения: проводить зачистки близлежащей территории от подобных посетителей. Отличить их от нормальных туристов легко. Как правило, они сами себя выдают: орут дикие песни, бьют в бубны, оголяются. Задача ставилась простой: обнаружить, застать врасплох и вежливо попросить удалиться. Одну такую группу мы уже спровадили.



Про форсирование водных преград в полном обмундировании, изучения тактики ведения боя, альпинистскую подготовку и конное дело – про все, что ни секунды не дает скучать мальчишке, попавшему в лагерь «Крым-СИЧ», Александр Иванович может говорить долго. О себе же он рассказывает скупо: ученик легендарного А.А. Кадочникова, специалист по системе самозащиты и личной технике безопасности, стоящей ныне на вооружении спецназа ГРУ. В лагере он обучает ребят азам рукопашного боя.

- Свернуть шею, перекусить вены, выколоть газа, вырвать кадык, - такого мы конечно детям не даем, – говорит Александр Иванович, не моргая своими спокойными и добрыми глазами. – Те, кто в будущем посвятит себя военному делу, со временем об этом узнают. А другим, кому Бог даст стать учителями, врачами, инженерами, - зачем им это?

- Вот, на днях, подходит ко мне паренек и спрашивает: «Как ножом убить человека?». Я ему: «Зачем тебе?». Он: «На всякий случай». Отвел его в сторону: «Какой такой у тебя может быть случай - убить человека?». Он опять: «Н-у, на всякий случай». Пришлось объяснить, что в храм ходить, да законы божьи изучать, - вот твой первый и самый главный случай. Паренек не глупый, все правильно понял.


Читать дальше...



В сокращенном виде очерк напечатан в интернет-журнале «Православие.Ru».
Блог WithinRU публикует полную авторскую версию.



  • 1
Смешанные эмоции. С одной стороны на фото маленькие мужики. С другой - маленькие дети)

  • 1