?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Спасать как дышать (часть 1)
WithinRU
withinru


Улица Нижние поля, дом 29. База Поисково-спасательного отряда№4 по Юго-восточному округу Москвы. Начальник 2-й смены Дмитрий Большаков стоит у открытого окна оперативной комнаты.

- Хорошо фигачит! – улыбается в усы; крепко сбитый, невысокий.

В его улыбке мало радости. Так ухмыляется в лицо сопернику борец перед схваткой. Дмитрий наблюдает: вдалеке, из-за крыш многоэтажек спального района, в серое утреннее небо вырастает столб черного дыма. Щурится: «Юг…Километров десять». Прислушивается. На рядом стоящем столе оперативного дежурного громко и в разнобой трещат несколько радиостанций:

- …«Автоцистерна следовала»… «Разлив бензина»… «Возгорание»… «1-й Котляковский переулок»… - сыплются обрывки фраз из эфира пожарных.

- …Перекрыть движение на 1-м Котялковском!.. - оживилась волна ДПС.

Канал спасателей шуршит отчетливее:

- Поиск семь-один, поиску семь. Прибыл на 1-й Котляковский. Приступаем к работе.

- Вас понял. Приступайте к работе, – слышны переговоры диспетчера с  экипажем ПСО№7 Южного округа.

Дмитрий облокачивается на подоконник:

- Вась! Смотри, как бензовоз горит?! – кричит во двор, с высоты второго этажа.


Под окном стоят два микроавтобуса. Новенький Ford, готовый в любой момент сорваться с места, приняв на «борт» спасателей, и отслужившая свое потрепанная газель.
Василий До, русский спасатель с корейскими корнями, поднимает голову из-под газовского капота.

- Да… нормально горит! А где?

- Юг,1-й Котляковский. Семерка уже на месте.

- Помогать не надо?

- Да, вроде, не запрашивают…

- А че помогать-то? Бензовоз ловить? Не убежит, - Дмитрий оборачивается на бурчливый голос.

На кушетке, слева при входе в «оперативку», лежит с книгой Владимир Громов, начальник час назад заступившей на дежурство 1-й смены. Он нехотя откладывает чтение, подходит к окну. Закуривает. Окинув взглядом коптящий столб, заключает:

- Бочки с топливом пошли…

Громов, один из старейшин отряда; худощавый, загорелый, с движениями гибкими и быстрыми - не смотря на свои 57 и перманентную сигарету в зубах.

Десять минут назад его смена вернулась «в команду», отработав заявку от жильцов 12 дома по Волжскому бульвару: «Трупный запах за дверью». Теперь, сидящий за столом оперативного дежурного, спасатель Геннадий Шатохин заполняет графу «Проделанная работа» в журнале вызовов: «Вскрыли металлическую дверь. В квартире…»


- По второму номеру силы выслали, - произносит, не отрывая взгляд от стола; краем уха он внимательно слушает радиоперехват. Дописывает: «…обнаружен труп хозяина ***, 51 г.р. На месте родственники и «скорая».

Геннадий не высокий, худой и ловкий человек, с бледным лицом. Перед ним широкий монитор, с развернутой детальной схемой проезда к 1-му Котляковскому переулку. Рядом с монитором «основной телефон», трубку которого снимают, не дожидаясь паузы между звонками – сюда поступают заявки из Центра управления кризисными ситуациями(01), от нуждающихся в помощи оперативных служб: милиции, скорой, пожарной охраны. За спиной висит карта ЮВАО. 13 районов общей площадью 117, 56 кв. км. и населением более одного миллиона человек – территория ответственности 4-го отряда. Чуть правее скотчем прикреплен лист бумаги: «Расписание высылки сил и средств при пожаре и ЧС по г. Москве». Слева, столбиком перечислены все административные округа и входящие в них районы. Вверху, с цифры: 1, 1А, 2, 3, 4, 5 – показатели степени ЧС и пожара. В прямоугольниках напротив районов, под цифрами вписаны номера спасательных отрядов, экипажи которых высылаются на место происшествия. Принцип высылки - принцип шахмат: оголенная территория всегда под прикрытием, оставшегося на безе соседнего отряда.

Степени 1 и 1А - самые распространенные. Это захлопнувшиеся за малолетними детьми или одинокими и беспомощными стариками двери. Это затянувшиеся во времени попытки суицида; небольшие пожары и ДТП. Это весь перманентный озноб большого города. Унимать его ежедневно – самый обычный, рутинный труд спасателя. Хватает сил одного отряда на округ, с пятью «бойцами» в дежурной смене. Степень 1А отличается, от единицы, большей экстренностью, присутствием «скорой», милиции  или пожарных.

На ЧС «двойке» работают уже два ПСО. Например, на  масштабном ДТП, или на пожаре, для тушения которого задействовано более 12 расчетов. Эвакуация погорельцев -  первоочередная задача спасателей. Одновременно они  обеспечивают «открытый доступ к очагу возгорания»: вскрывают, пилят, рушат, ломают… двери или стены. И конечно, никто не чурается взять в руки пожарный ствол или помочь проложить «линию».

Далее количество задействованных «сил и средств» стремительно растет. Потолок - «пятерка»: таких ЧС спас. службы Москвы могут выдержать не более 2-х одновременно, при этом все же сохранив шахматный порядок высылки. Приблизительно, 30-40 основных пожарных подразделений работают на объекте, полыхающем на «пятерку». 25 февраля 1977 года так горела гостиница «Россия». Более 42 погибших  и более 1000 спасенных – этот пожар вошел в историю, как один из крупнейших в XX-м веке. А спас. операция детально описана во всех учебниках пожарного дела.

…А дым из-за крыш начал потихоньку рассеиваться.

- Быстро они бензовоз «побороли», – говорит Дмитрий.

Почти одновременно, из динамика радиостанции доносится:

 - Поиск 71, поиску 7. Работу закончили. Пострадавших нет. Возвращаемся в команду.

- Принято. Возвращайтесь в команду.

Геннадий Шатохин отлучается на кухню, заварить чашку чая; Громов садится на его место.

- Слыхал, Мишу-то опять в реанимацию перевели? – спрашивает Дмитрия.

- Почему?

- Температурил. Я у него в субботу был.

- Сколько у него?

- 37 с копейками.

- Разве при мелкоочаговом инфаркте, это не нормальное явление?

- То-то и оно, что нет…

Начинается разговор двух профессиональных медиков: Громов, перед тем как стать спасателем служил врачом на Северном флоте, а Большаков имеет образование фельдшера скорой помощи. Тема грустная. Их командир, начальник ПСО№4 Михаил Антоненко, известный и уважаемый в кругах спасателей человек попал в больницу с инфарктом. И возраст, и образ жизни: он не может долго засиживаться в кресле начальника, часто выезжает с командой на заявки, - все это сказалось на здоровье спасателя-аксакала.


- Ааа…, -  с грустью махнул рукой Громов и переменил тему. - Как там наши, на соревнованиях?

- Говорят, хреново. Первые два дня слили. Остались Апаринки.

…В это время на нескольких подмосковных базах МЧС проходили Ежегодные соревнования московских спасателей. Команда четвертого отряда на протяжении последний двух лет занимала первое место. В этом году удача прошла стороной. После первых двух дней соревнований команда увязла на 8-й позиции. Оставался заключительный этап под названием «Поисково-спасательные работы в условиях ликвидации ЧС техногенного характера», стартующий через несколько дней на учебно-тренировочном полигоне МЧС в поселке Апаринки.

Вот уже вторую неделю Дмитрий Большаков и Василий До с утра до вечера пропадают на полигоне, заканчивая постройку и отладку препятствий. Конечно же, в свободное от работы время.

- А сам-то как? – Громов тушит окурок в банке из-под кофе.

- Даа…,  денек вчера выдался… - почесывает затылок Дмитрий.

…Большаков живет не на одну зарплату. Впрочем, как и большинство столичных спасателей. К примеру, сотрудник ПСО№4, Геннадий Шатохин, еще и водолаз 1-го класса, подрабатывает в частной компании, оказывающей услуги под водой. В отряде на нем держится вся дыхательно- кислородная аппаратура. А спасатели первого класса Василий До и Дмитрий Большаков совмещают службу в ПСО с работой в пожарной охране Московской области. Лишь воспитывающий внуков Владимир Громов давно позабыл о второй рабочей книжке.

Так исторически сложилось у спасателей – «работать еще где-нибудь». Причины просты: в 2003 году их зарплата составляла 3500 рублей. Рабочий график: стуки через четверо. Понятно: ни один нормальный мужик при таком раскладе на одном месте не усидел бы.
За последние годы зарплата у столичных спасателей поднялась нежданно-негаданно, до 40-50 тыс. Но дополнительные, теперь уже не основные, источники дохода почти никто не бросал; большинство трудится в том же духе - по инерции.


Такое положение дел кое-кого перестало устраивать. Засуетилась организация Управления гражданской защиты г.Москвы - начальствующая над всеми ПСО структура. «Как же это получается?! У спасателей такая хорошая зарплата, а им все мало!» – редкое профсоюзное заседание теперь обходится без обсуждения подобного вопроса. Но конкретных решений никто не предлагает. Потому как, если увольнять, то увольнять придется более 90 процентов трудящихся, интересы которых профсоюз спасателей призван защищать.

…Дмитрий, тем временем, удобно облокотился о стол оперативного дежурного. Рассказывает:

- У меня начкар(начальник караула) заболел. На дежурство заступили: водитель и я. Вызов: запах дыма в квартире на 8-этаже. Еду, креплюсь, крещусь левой пяткой: лишь бы не горело! Подъезжаю, понимаю  - попал. С балкона дым «во всю Ивановскую» - епъ твою мать!.. Навесил на себя три «рукава». Заполз наверх. Думал: может, пилить ничего не надо? Может, дверь открыта? Вот тебе! – эмоциональный жест руками. – Бросил линию (т.е. скинул линию для подключения к автоцистерне), побежал вниз за бензорезом. Все же сразу – не утащишь!.. Пока бегал, пока дверь пилил - уже начало херачить в открытую…

…Если спросить Большакова, что он думает о своей работе в ПЧ, он ответить так: «Пожарную охрану дореформировали до такой степени, что дальше реформировать больше нечего!». Район выезда его ПЧ - 20 на 30 км: частный сектор, котеджные поселки и городок с 55 тыс. жителей и высотками до 22-го этажа. В сутки на дежурство заступает один пожарный расчет, с водителем и в лучшем случае двумя «бойцами». Зачастую с одним. По нормам тех. безопасности на одну цистерну должно приходиться шесть пожарных. Людей просто нет, есть смешная зарплата – в 10 тысяч рублей. Еще нет подъемного механизма для тушения высотных зданий. А дополнительные силы прибывают на помощь через 30-40 минут. Для сравнения, острая часть пожара в квартире длится 25…

Дмитрий продолжает:

- Вооот… поборол я эту дверь; грустно огляделся; слил туда полторы тонны. (прим. WithinRU: «грустно огляделся», потому как рядом не было никого, кто бы мог помочь вытащить пострадавшего, или же самого Дмитрия, случись беда с ним). А после, думаю: «Если день начинается так херово, как же он закончится?» Как в воду глядел! К вечеру заявка: горит дом, частный сектор. Приехали, а там по бокам, почти вплотную еще два дома стоят. Водитель тоже «рукав» схватил. Я с одной стороны, он с другой, чтобы не перекинулось. С двух бочек «завалили».(прим. WithinRU: Разговор состоялся за два месяца, до лесных пожаров 2010 года).


- Нда… в Москве бы мигом согнали десятку расчетов и еще пару ПСО, стены пилить, - качает головой Громов. – А были, страдальцы-то?

- Еще страдальцев мне не хватало!

- Ну и хорошо, -  Громов берет со стола журнал вызовов, листает. – Смотри, как прошлой смене подфартило: пожар, пожар, суицид, пожар, ДТП, пожар, дверца, пожар…

В этот момент доносится голос Василия До:

- Дим, готово! Можно ехать в Апаринки.

- Ох уж мне эти Апаринки… запарили, – бубнит про себя Дмитрий.


Читать дальше...










В сокращенном виде очерк напечатан в журнале «Русский Репортер».

Блог
WithinRU публикует полную авторскую версию.


Фотографии:
Иван Бобков

  • 1
а вроде такие ссылки на свой ЖЖ запрещены (сам не буду экспериментировать). Районо "полей" хорошо знаю. Там очень красивые дома необычной архитектуры стоят среди уродливых новостроек. Там живут многие родственники учредителей и гендиректоров полулегальных фирм (полный УК). От налогов деньги они точно умеют спасать...при чём,без помощи МЧС.

С Василием До мы учились в одном институте. Ему привет. Вам спасибо за рассказ

  • 1