?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Поделиться Next Entry
Молодо да зрело (часть 1)
WithinRU
withinru
Блогун - монетизируем блоги


Десятый этаж, трехкомнатная квартира, кухня. Вид из окна: серые крыши «сталинок», над густой зеленью тихой аллеи, ведущей к метро «Академическая». «WitinRU» в гостях у Максима Щербакова, студента последнего курса физического факультета МГУ, и его жены Марии, выпускницы Российской экономической школы. Максим с ножом в руке, склонился над чем-то тортообразным, Маша разливает кипяток по кружкам. Макс:

- К чаю у нас народное татарское блюдо «Чак-чак». Не покупное, вчера приехали от бабушки из-под Казани. Поезд ранний, видели, как открывалось метро, за билетами стояли в огромной очереди из гастарбайтеров...

– Вы не москвичи?

– Я красноярская, а Макс почти москвич, из Пущино. Вам какой – черный, зеленый, с лимоном, мятой?

Разговорились. 

– Можно конечно сказать, что вот мы поженились, создалась новая ячейка общества, но это не про нас, – говорит Маша. – Свадьбу сыграли в августе прошлого года, но до этого мы уже шесть лет как вместе. Так что свадьба для нас скорее… ну, просто поставили галочку в пунктике, который «успокоил» наших родителей.

– Почему родителей «волновали» так долго?

– Искали подходящего случая, – отвечает Максим, раскладывая по тарелкам кусочки «чак-чака». – И нашли. Так сложилось, что тем летом в одном месте в одно время собралась большая часть наших родственников. Место это – Красноярская летняя математическая школа. Раньше в ней учились, теперь преподаем. Там, кстати, мы и познакомились. Со временем перетянули туда родных и друзей. И «доперетягивались» до мысли: «Остается купить билеты на поезд моим родителям – и оба семейства в сборе. И можно... сыграть свадьбу».

Кухня уютная, матовое освещение, живо-зеленые стены. Чак-чак сладко хрустит на зубах.

– Хорошая у вас квартира...

– Если бы только наша, – вздыхает Маша.

– Это квартира моих родителей, – объясняет Макс. – Нашего тут только одна комната. Все остальное – общее. Отец сейчас постоянно работает в Москве, организация предоставляет ему жилье. 

– Да, когда-то с нами жил только папа. А теперь «понаехали», – глядя на Макса, улыбаясь, сетует Маша. – Сестренка Макса поступает в МГУ и теперь часто бывает у нас. И маме, видимо, стало скучно, и теперь четверо суток в неделю она с нами. И получается, что готовить нам почти не надо, убираться в квартире тоже. Давно планируем съехать и прихватив с собой этот непроизвольный эгоизм.

– Но покупать квартиру в ближайшее н-ое количество лет точно не будем – денег нет, – подытоживает Макс. – Остается только снимать. Но сделаем это попозже, когда все устаканится. Сейчас некогда – по все фронтам наступление: мне диплом писать, в аспирантуру поступать, Маша недавно место работы поменяла. Дождемся стабильного периода и тогда решим проблему с жильем.

О госпрограмме «Молодым семьям – доступное жилье» Макс с Маша слышат впервые. О других льготах им тоже ничего не известно. Причина – «устойчивая привычка рассчитывать только на себя».

Рассказать о своих доходах «недавно поменявшая работу» Маша отказывается. Но судя по тому, что выпускницу РЭШ и обладательницу лучшего диплома на курсе, взяли в штат крупной консалтинговой компании, зарплата у красноярской девушки вполне столичная.

Другое дело Макс, который «в науке»:

– За отличную учебу и занятия наукой (а я занимаюсь плазмоникой) сейчас по чуть-чуть можно в разных местах заработать. Просто народ об этом не знает или не проявляет должной активности. Есть гранты, именные и фондовые стипендии для молодых ученых. Например, стипендия фонда «Династия» для физиков-теоретиков: для студентов она разовая – 40 тысяч рублей в год, для аспирантов – уже 15 тысяч в месяц. Стипендия Потанина – 3 тысяч рублей ежемесячно. За научные достижения есть стипендия Дерипаски. В области инновационных технологий дает гранты фонд Бортника. Если к этому прибавить иностранные стипендии, например, стипендию Токио Боэки, в сумме можно неплохо получать. Конечно, по московским меркам это немного, но на еду - одежду хватит. У меня, в среднем, сейчас выходит - по 15 тысяч в месяц: 12 тыс. от стипендий и фондов, 3 тыс. платит лаборатория. В аспирантуре планирую увеличить эту сумму вдвое.

- О детях, стало быть, вы пока не задумываетесь? 

– Кончено задумываемся - дети будут. Обязательно, – спокойно отвечает Макс. – Но не в ближайшее время. Год-два это терпит. Основная причина – не вполне ясное будущее. Я же в науке, и точно решил никуда из нее не деваться. Поэтому есть два варианта: первый – уезжаем за границу. Но точно не на постоянку. Поучиться несколько лет, впитать западный опыт, привезти его домой. Не мне одному так хочется, – внимательно смотрит на Машу. Та кивает.

– Второй вариант – остаюсь в своей лаборатории, – продолжает Макс. – Это более спокойный и прогнозируемый случай: здесь я уже обосновался, родная лаборатория, дружная научная группа. И проблема карьерной лестницы отпадает.

– Но в итоге ты собираешься заниматься наукой здесь…

– У меня много знакомых, уехавших за границу. И на эту тему полемика бывает часто. Но в конечном итоге никто из них не может опровергнуть тот, что они просто сбежали. Не ухали, а сбежали. То есть – сдались. Я, наверное, тоже бы сдался, если бы не мой научный руководитель. Его часто спрашивают: «Почему ты в России?». Он отвечает: «Если ничего не делать с обстановкой в России, ситуация не изменится». И он делает. В реальности воплощает модель научной лаборатории в нашей стране, где люди занимаются тем, что им нравится, и получают за это достойную зарплату.

– И ты разгадал секрет модели успешной лаборатории?

– Паблик релэйшн! В нужное время поговорить с нужным человеком и заинтересовать его. Наши ученые не умеют себя пиарить. Пример обратного – мой научник недавно поехал на очередной междусобойчик по нанотехнологиям в Азию. На банкете за коньячком познакомился с известным ученым, занимающимся схожей тематикой. И они тут же договорились о совместном проекте. В итоге половина нашей лаборатории съездила прошлым летом на стажировку в Сингапур. И мне посчастливилось. Вернулся с интересными экспериментальными данными и опытом работы на оборудовании, которого у нас пока еще нет. Это один из способов ведения науки: если у тебя нет нужного оборудования, возьми у кого-нибудь попользоваться. Нет установки в стране – поезжай за границу. Нужно иметь знакомых и там. Дальше все от тебя зависит.


…К этому временем Маша уже разлила по второй кружке чая и успела заметно приуныть.

- Мы вообще о детях говорили… - не выдержав, перебивает она.

- Ааа.. ну да.. - уличено киваем с Максом.

- Так вот, у нас недавно друзья поженились, - воодушевилась Маша. - Они примерно так же размышляли: год-два терпит... А теперь ждут ребеночка и очень этому рады. Мало ли что может случиться… – супруги загадочно обмениваются взглядами. – Но с финансами это не связано, на деньгах мы не заморочены.

- Как друзей зовут?

- Иван и Оля. Иван с Максом в одной рок-группе играют, «ПолВесны» называется.

- На чем играешь? Координаты друзей не подскажите?

- Я на электрогитаре. Иван – вокал, акустика. Записывай номер, - Макс достает из кармана мобильный…

(Читать дальше...)


  • 1
Ой! да это ж Макс с Машей. =)
миртесен

(Анонимно)
Макс на Тайвань вроде ездил, еще и в Сингапур шоль? в этом году наверно в Гонконг рванет:)

  • 1